Когда-то сова и белка были большими друзьями. Они жили неподалеку от реки, которая протекала близ деревни. Однажды в деревне за рекой умер крестьянин, и его односельчане стали готовиться к поминкам. А поминки у этих людей, веривших в натов, были такими: когда умирал кто-либо из них, то ночью все — и старые, и малые — собирались возле дома, где был покойник, и старались утешить и развлечь его близких: пели песни, плясали и прыгали.

Сова позвала белку на поминки в деревню, но та сказала:
— Друг мой сова! Я и сама не прочь пойти, да мне ведь не перебраться через реку.

— Не бойся, — ответила сова, — во-он там мы сможем переправиться — река там не очень широкая. Ты сядешь ко мне на спину, и я тебя перенесу.

Белка согласилась. Сова усадила ее к себе на спину и вместе с ней перелетела через речку. На другом берегу белка с совой расстались.

Ночью белка повеселилась на поминках, а потом стала поджидать сову, чтобы с ее помощью отправиться домой. Но наступила глубокая ночь, время близилось к полуночи, а сова все не появлялась. Белка пошла искать ее и нашла в доме, где были поминки. У большой ступы, в которой толкут рис, сова пожирала гущу, оставшуюся от хмельного казо*, — ту, что люди выплеснули, а то и выплюнули.

— И не совестно тебе! — упрекнула сову белка. — Пришла не куда-нибудь, на поминки, а в каком виде тебя здесь могут застать — чужие плевки да блевотину подбираешь!

Сова страшно рассердилась.
— Ну, погоди! — пригрозила она. — Утром ты пожалеешь о своих словах!

Сказала и улетела. А белка все еще оставалась на чужом берегу, и не было никого, кто помог бы ей переправиться через реку. Тогда, чтобы попасть на свой берег, белка решила пойти на хитрость. Улеглась на берегу реки и притворилась мертвой.

Белка поедает зерно из корзины, иллюстрация рисунок картинка

Вскоре к берегу подошла старушка. На голове она несла большую корзину, полную кунжута. Увидев мертвую белку, старуха подумала: «А отнесу-ка я ее домой, своему внуку!» Она взяла белку, положила ее в корзину и отправилась вброд на другую сторону.

Пока старуха шла через реку, белка успела полакомиться кунжутными зернами, а как только старуха добралась до берега, белка выпрыгнула из корзины — и была такова.

Только когда пришла домой, старуха увидела, что белки в корзине нет. «Может, она как-то затерялась в кунжуте?» — подумала подслеповатая старуха. Взяла сито и стала на ветру просеивать кунжут. Но там было больше шелухи, чем зерен. Шелуха полетела по ветру и запорошила глаза фазанам, что оказались неподалеку. Фазаны стали изо всех сил тереть глаза. С тех пор, говорят, у них веки такие красные. Фазаны разозлились и сгоряча пошли разрывать лапами все, что им попадалась на пути. И встретилась им как раз белкина нора — они и ее разорили.

— Ах так? — рассердилась белка и стала кусать все, что ей попадалось на глаза. Она перекусила стебелек у большого плода. Плод упал и угодил крабу прямо по панцирю.

— Это кто же швыряется в меня плодами? — закричал краб и со злости стал клешней хватать за хвосты всех рыб, что проплывали мимо.

Рыбы тоже обозлились и стали; грызть берега реки. Берега мало-помалу стали рушиться, и детеныши драконов, что гнездились по берегам, свалились в воду.

Об этом донесли королю драконов. Король приказал расследовать это дело и отыскать виновных. Вскоре королю доложили: все началось из-за совы и белки, а в конце концов пострадали детеныши драконов. И тогда король драконов нага повелел:

— Пусть отныне белка никогда не перебирается через реку. А сова с этого дня, едва наступит утро, прячется в дупле и сидит там весь день. Только по ночам ей можно вылетать.

С тех пор никто еще не видел, чтобы белки переправлялись через реку, а сову можно встретить только ночью, потому что весь день сидит она в дупле.

* Казо — алкогольный напиток из риса и патоки.

Сказки качинов. Н. Носовой
Сказки народов Бирмы. Перевод с бирманского. — М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1976. — 592 с. («Сказки и мифы народов Востока»).