Давным-давно, в те времена, когда наш мир был еще очень молод, из всех птиц, летающих по небу, самой красивой слыла ворона. Как-то ворона взглянула на свои перья, сравнила их с оперением других птиц и решила, что она самая красивая.

«Я самая красивая птица на свете, — возгордилась ворона. — Никто не сможет со мной сравниться! Да мне и не к чему с другими знаться! Я выше их всех!» И ворона стала смотреть на всех птиц свысока, а обращаться даже грубее, чем прежде.

Однажды птицы все вместе собрались на совет. Они говорили о том, что им надо выбрать королеву, чтобы она правила ими. Все согласились. Но только кто достоин быть избранным? Нужно, решили птицы, чтобы всякий, кто считает себя достойным, чем-то доказал свое превосходство. Пусть каждая птица, что желает быть королевой, выйдет и покажет, какие у нее достоинства.

Птицы выходили одна за другой: одна говорила, что она тем хороша, другая — этим, да только ни одна из них не нравилась всем остальным, ни одну они не хотели признать королевой. Тогда выступила вперед ворона и заявила:
— Я одна достойна править вами! Из всего птичьего рода, что существует в мире, я — самая красивая. А раз самая красивая,— значит, и самая благородная. Поэтому я буду вашей королевой!

Когда ворона окончила свою речь, птицы стали говорить друг другу: эта ворона уже давно гордится, а все оттого, что у нее перья блестят. Всякий раз, как встретишь ее, начинается: я — самая красивая, я — самая благородная. Все важничает, заносится. Делает вид, что ей с нами и знаться-то зазорно, везде клюв кверху задирает. Если ее избрать королевой, совсем житья от нее не станет — это уж наверняка.

Поэтому птицы не согласились признать ворону над собой королевой.

Ворона разгневалась:
— Ну, погодите же! — сказала она с угрозой. — Вы еще пожалеете!

— Видно, так мы не найдем достойного, — сказала одна из птиц.— Нужно придумать какой-нибудь другой путь.

Одна очень большая птица предложила:
— Давайте найдем подходящее место и будем состязаться: кто всех обгонит — тот и будет королевой.

Птицы согласились. Они подумали, что как раз эта большая птица обгонит всех и станет королевой. Тогда они найдут управу на ворону. А сама большая птица еще по дороге решила, когда они будут состязаться, заклевать ворону. «Кто ни станет королевой, — думала она, — а с вороной нужно разделаться».

Птицы смеются над лысой вороной, иллюстрация картинка рисунок

Ворона догадалась о помыслах большой птицы. Ну что ж, в таких состязаниях все может случиться. Она решила, что полетит со всеми и будет махать крыльями изо всех сил — а летала она быстро. Птицы выбрали место, где они будут лететь вперегонки, и на следующий день утром все, как одна, собрались там.

Все птицы полетели вместе, держась вокруг большой птицы, подбадривали ее, чтобы та победила ворону. Они переговаривались, смеялись и долетели уже до середины пути, когда обнаружили, что вороны не видно. Птицы подумали, что она отстала, и решили отдохнуть да поклевать ягод. Когда появится ворона, думали птицы, уж они посмеются над нею. Все уселись на дереве, усыпанном ягодами, и стали весело клевать их.

Однако время все шло и шло, а вороны так и не было видно. Птицы снялись с дерева и быстро полетели дальше. Но было уже поздно: как ни старались, не смогли догнать ворону, улетевшую далеко вперед. Ведь хитрая ворона догадалась о замысле большой птицы и полетела другим путем, чтобы не повстречаться с нею.

Птицам ничего не оставалось делать, как признать победительницу королевой. Очень не хотелось им этого, да пришлось смириться: отныне править ими будет ворона.

А ворона, после того как стала королевой, сделалась еще заносчивей. И птицы не выдержали ее притеснений. Они договорились между собой, что соберутся и заклюют ворону. Но одна из птиц сказала:
— Если мы расправимся с ней, то все обитатели леса будут говорить, что наш род, род птиц, низок, что мы не умеем хранить верность. Не лучше ли нам как-нибудь унизить ворону? Тогда с нею легче будет справиться!

— Хорошо! — согласились птицы и все вместе отправились к вороне.

— Ваше воронье величество! — начали они плести тонкую лесть. — Всем известно, что у вашего величества чудный голос и дивные перья. С голосом вашего величества никому не соперничать. Но мы хотели бы хоть чем-то походить на ваше величество в оперении. Сжальтесь над всем птичьим родом и дайте нам хотя бы по одному перышку на развод: понемногу и мы обрастем красивыми перьями.

Ворона усомнилась:
— Да как же это так — перья на развод? Что же из этого получится?

— У нас одних ничего не получится, — поспешила другая птица, что была хитрее других. — Но ваше воронье величество своею властью королевы, правящей всем птичьим родом, может все сделать.

Ворона страшно возгордилась и сказала:
— Ты верно говоришь. Я окажу вам эту милость, а моего могущества хватит на то, чтобы у вас выросли такие же красивые перья, какие я вам дам на развод!

С этими словами она стала вырывать у себя перья и одаривать ими птиц. Птиц было много, и очень скоро ворона стала совсем голой. Не было спасения одураченной вороне от насмешек птиц. Они слетали в горелый лес, принесли оттуда углей и вымазали ими ворону от клюва до пят. От стыда ворона не знала, куда деваться.

Вот с тех пор вороны стали такими некрасивыми, а перья у них черные как уголь.

Сказки чинов. Н. Носовой
Сказки народов Бирмы. Перевод с бирманского. — М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1976. — 592 с. («Сказки и мифы народов Востока»).